Статьи

Мирный, но бедный атом

Национальная компания «Энергоатом» утвердила среднесрочную программу инвестиций на период 2019-2023 гг. с общим наполнением 64,5 млрд грн. Но только под половину этой суммы есть реальные источники финансирования, остальные инвестиции покрывать нечем. И это дает «Энергоатому» очередной повод требовать повышения тарифов на электроэнергию, производимую АЭС.

Тарифная стычка

Атомщики считают себя вправе диктовать условия. Начиная с 2015 г. более половины электричества в стране производится на атомных электростанциях. За 10 последних лет их доля в энергобалансе страны выросла почти на 10%, что позволило безвозвратно вытеснить с первых позиций тепловую генерацию. Атомные станции наиболее эффективно используют свой ресурс. Суммарные генерирующие мощности украинских АЭС в 2,4 раза меньше, чем у ТЭС, но сегодня они производят электроэнергии в полтора раза больше – 85 млрд кВт/ч в год против 55 млрд кВт/ч (данные 2017 г.). При всем при этом за работу им платят в несколько раз меньше.

Сейчас государственное предприятие «Энергорынок» покупает «свет» у АЭС по 55,75 коп. за киловатт-час, что втрое дешевле, чем оно же платит тепловым станциям. Тарифы для разных категорий генерации устанавливает Национальная комиссия по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), исходя из себестоимости производимой электроэнергии. В «Энергоатоме» уверены, что регулирующий орган считает неправильно и предвзято, вследствие чего компания несет значительные потери. За 2017 г. чистый убыток «Энергоатома» составил порядка 1,3 млрд грн. Глава компании Юрий Недашковский утверждает, что у НАЭК скоро перестанет хватать денег даже на закупку ядерного топлива. По его словам, среди атомных энергокомпаний мира у нас самый низкий тариф, а топливная составляющая в нем превышает уже 50%, тогда как у большинства компаний за рубежом – только 20% или около того.

Руководитель НКРЭКУ Оксана Кривенко не осталась в долгу. Она обвинила «Энергоатом» в закупке ядерного топлива по завышенным ценам при посредничестве «фирм-прокладок», а также в неиспользовании даже тех возможностей, которые дает существующий тариф. Согласно ее утверждению уровень рентабельности компании в первом полугодии 2018 г. составлял 16%, хотя в тариф закладывалось только 10%. Более того, НАЭК не использовала почти 90% средств на повышение безопасности АЭС по сравнению с тем, что заложено в структуре тарифа. Да и сама компания по итогам трех кварталов 2018 г. отчиталась о 2,07 млрд грн. прибыли.

Тем не менее и в НКРЭКУ понимают, что повышение расценок на атомную электроэнергию – лишь вопрос времени. Но стараются это время оттянуть, в т. ч. и по политическим соображениям. Одновременное подорожание и газа, и света для населения в предвыборный год чревато серьезной потерей голосов для правящих сил. Поэтому в 2018-м ограничились только газом, на чем категорически настаивал МВФ. «Энергоатому» предложили потерпеть. Ведь повышение отпускных тарифов для АЭС равнозначно повышению тарифов на электричество для всех категорий потребителей.

С 1 октября НКРЭКУ повысила отпускной тариф для «Энергоатома» на 3,2%. В компании подобное решение восприняли как насмешку. Возможно, именно оно и вызвало столь резкую риторику со стороны руководства НАЭК. Ведь в сентябре «Энергоатом» просил НКРЭКУ увеличить действующий тариф хотя бы на треть – до 71,5 коп. за кВт/ч. Ранее в компании называли вполне оправданным повышение и в целых 2 раза – до 1,08 грн. за кВт/ч. В последнем варианте существенно увеличилась бы инвестиционная составляющая. И тут уместно внимательнее присмотреться к ключевым инвестиционным приоритетам, которые ставит перед собой «Энергоатом».

Дорогие побуждения

Согласно утвержденной 26 октября 5-летней инвестиционной программе два самых крупных проекта, которые намерен реализовать «Энергоатом» в указанный период – это создание централизованного хранилища отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ) в Чернобыльской зоне и достройка Ташлыкской гидроаккумулирующей станции, работающей в одной связке с Южно-Украинской АЭС. Каждый из двух проектов обойдется в более чем 10 млрд грн. С ЦХОЯТ более или менее все понятно: и с целесообразностью, и с финансированием. В конце 2017 г. «Энергоатом» подписал кредитное соглашение с американским агентством OPIC и трастом Central Storage Safety Project на сумму 250 млн долл., что покроет основную часть затрат. Первая очередь хранилища должна быть сдана в эксплуатацию уже до 2020 г., после чего за услуги хранения не надо будет платить России. А вот Ташлыкская ГАЭС – крупнейший долгострой в украинской как атомной, так и гидроэнергетике – всегда вызывала массу вопросов.

Ее основное предназначение – сглаживать пики в энергосети Украины и повышать маневренность работы Южно-Украинской АЭС. Ее строительство началось еще в 1980-х годах. Ее смета за последние 10 лет выросла почти в 4 раза – с 2,4 млрд грн. в 2007 г. до 12,6 млрд грн. в 2017 г. Согласно базовому проекту в составе Ташлыкской ГАЭС должны работать целых 6 агрегатов, из которых два уже запущены, третий планировали сдать в эксплуатацию в 2020 г., но это уже сомнительно. В августе Счетная палата Украины обнаружила ряд нарушений при проведении работ по достройке данной станции, но одновременно констатировала, что основная проблема проекта в его недофинансировании, в т. ч. и из-за позиции НКРЭКУ. С другой стороны, ряд специалистов (не только экологов, но и энергетиков) вообще ставят вопрос о целесообразности увеличения мощностей Ташлыкской ГАЭС, ведь два действующих сейчас агрегата с поставленной задачей более или менее справляются. Но там есть риск иного характера. На агрегатах установлено преимущественно российское оборудование, которое уже начинает морально устаревать, а с ремонтом и обеспечением запчастями могут возникнуть трудности ввиду ограниченности экспортно-импортных операций между РФ и Украиной.

Еще более 2 млрд грн. «Энергоатом» планирует инвестировать до 2023 г. в Хмельницкую АЭС. Причем касается это двух направлений: 1) присоединения блока №2 к Бурштынскому энергоострову, с целью наладить экспорт электричества на рынок ЕС, 2) достройки ядерных блоков №№ 3-4 на той же станции. Но новые блоки – это длинная история. Ждать их ввода в эксплуатацию в ближайшие 5 лет не стоит, поскольку речь идет только о начальных этапах строительства. А вот законтачить второй блок Хмельницкой АЭС с единой энергосетью Евросоюза в «Энергоатоме» стремятся как можно быстрее, чтобы уже в 2021 г. поставлять электричество европейским потребителям. Правда, для этого необходимо провести ряд мероприятий, которые в общей сложности потянут примерно на 1,5 млрд грн. Однако НКРЭКУ включать данные затраты «Энергоатома» в его тариф отказывается, полагая, что к украинским потребителям проект прямого отношения не имеет. Мол, раз компания заинтересована в его реализации, пусть ищет заемные средства.

Вторая молодость

Основным заданием «Энергоатома» на фоне перечисленных выше долгоиграющих проектов все же остается сохранение нынешних мощностей атомной генерации за счет продления сроков эксплуатации ядерных реакторов. В течение 4 ближайших лет подобную «переаттестацию» должны пройти четыре блока: №1 Хмельницкой АЭС, №3 – на Южно-Украинской, №4-5 – на Запорожской.

Для Украины, как и для мира, это не новая практика. По данным организации МАГАТЭ, сейчас на атомных электростанциях Земли работают 454 реактора, из которых 300 находится в эксплуатации 30 и более лет, в т. ч. 100 – от 40 и больше. В самой Украине уже 7 энергоблоков находятся в эксплуатации с продленным сроком (на 10 или 20 лет). С финансовой точки зрения такое решение намного более щадящее, чем запуск совершенно новых блоков. Сравните сами: продление срока эксплуатации одного реактора обходится компании, по ее же собственным оценкам, в среднем в 2,2 млрд грн., тогда как проект достройки 3-го и 4-го блоков на Хмельницкой АЭС оценен в 2,5 млрд долл. Причем здесь не надо начинать совсем с нуля. Фундаменты и начальная инфраструктура имеются.

Остается еще вопрос безопасности. Государственная инспекция ядерного регулирования заверяет, что выдает лицензии на эксплуатацию блоков с продленным ресурсом после жестких проверок выполнения всех инженерно-ремонтных и испытательных мероприятий. Их перечень, как правило, превышает сотню пунктов. А выводы инспекции регулярно мониторят эксперты МАГАТЭ и WENRA (Западноевропейской ассоциации ядерных регуляторов). Такой подход не позволяет «Энергоатому» сэкономить на усовершенствовании старых блоков, но опять же заставляет его возвращаться к вопросу об увеличении тарифа.

Впрочем, для пополнения кошелька «Энергоатома» есть и еще один способ – погашение долга за поставленную электроэнергию со стороны ГП «Энергорынок». По состоянию на 1 июня 2018 г. размер этого долга составлял 12,6 млрд грн., из которых порядка 11 млрд грн. – просроченные суммы. Если бы их вернуть, то на продление срока эксплуатации четырех блоков ресурса вполне хватило бы, даже немного останется. Сейчас на рассмотрение Верховной Рады уже подан законопроект о возможном банкротстве «Энергорынка», чтобы за счет его имущества (в т. ч. дебиторских обязательств клиентов) погасить задолженность. Но открытым остается вопрос один. Что будет, если имущества не хватит на удовлетворение запросов всех B2B-кредиторов: покроет ли разницу государство или переложит ее на плечи потребителей? Скажем, за счет некоей целевой надбавки к тарифу.

Автор материала: Ярослав Ярош

Источник материала: Minprom.ua

Новости партнера HPiB.life

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top