Статьи

Мандат взаймы. Как соратник Ляшко стал нардепом, «забыв» о долге перед экс-владельцем банка «Родовид»

28 ноября Верховный суд открыл кассационное производство в скандальном споре бывших бизнес-партнеров, который может стать поворотным для карьеры и политической биографии одного из ближайших соратников лидера Радикальной партии Олега Ляшко.

Коллегией в составе докладчика Дмитрия Луспеника, а также «боковых» судей Бориса Гулько и Юлии Черняк истребовано в кассационном порядке производство, а также затребованы в срок до 24 декабря позиции сторон по тяжбе, ведущейся пятый год между влиятельным «нардепом-радикалом» Сергеем Скуратовским и одним из акционеров национализированного банка «Родовид» Сергеем Дядечко.

Бизнес-партнеры разругались на почве финансовых взаимоотношений «общим весом» в более чем $5 млн.

Как этот спор связан с особенностями парламентской кампании 2014 года, покушением на Дядечко, попаданием Скуратовского в Раду и покупкой мест в партии Ляшко, разбиралась «Страна».

К фатальному знакомству привело засилье бомжей

История тесных связей между банкиром Дядечко и депутатом-застройщиком, бывшим директором ЧП «Грин-Грей» уже исследовалась на страницах нашего издания годом ранее. Сегодня лишь напомним, что с середины «нулевых» тезки на паритетных началах выступали соучредителями в ряде садовых товариществ, зарегистрированных на территории Киево-Святошинского района. Где «вотчиной» Скуратовского считается село Софиевская Борщаговка, куда в 2005 году переехал жить из Донецка Дядечко.

По одной из версий, сближению банкира с застройщиком, на тот момент занимавшем пост руководителя земельной комиссии Киево-Святошинского райсовета, стал участок в 0,5 га земли. Этот надел располагался по соседству с имением Дядечко и не использовался по целевому назначению арендатором.

По сути, территория превращалась в свалку и место сборищ асоциальных элементов, что доставлялся дискомфорт перебравшемуся под Киев финансисту из Донбасса. В поисках путей решения данного вопроса Дядечко и познакомился со Скуратовским.

Скуратовский сидел на золотой жиле. Открыть ее вентиль помог Дядечко

Вот как описывает начало их общения, которое в дальнейшем переросло в дружеские и бизнес-взаимоотношения сам банкир.

«На тот момент земельная комиссия Киево-Святошинского района, в которой имел серьезное влияние Скуратовский, была настоящей золотой жилой. Дело в том, что именно к нему бегали все главы сельсоветов с одним и тем же вопросом: «Дайте нам прирезать по пару гектар земли в границы нашего населенного пункта, чтобы мы их распаевали, выдали по 25 соток нужным людям и смогли через них продать в рынок». На дворе был 2005-2006 годы, период роста экономики Украины, скачка стоимости цен на землю и ажиотажа», — говорит Дядечко в комментарии «Стране».

Скуратовский свою трактовку знакомства и текущего спора с финансистом автору этих строк на момент подготовки публикации не предоставил. Накануне выхода материала он вышел на связь в одном из мессенджеров, где пообещал ответить на вопросы по сути его взаимоотношений с Дядечко. Когда они последует, редакция обнародует видение ситуации соратником Олега Ляшко.

Как бы там ни было, но в конечном счете Дядечко удалось разрешить спорный вопрос с соседями в свою пользу. С того же периода берет свое начало сотрудничество между директором ЧП «Грин-Грей» и акционером «Родовида». Согласно сообщениям СМИ, их супруги выступили в качестве учредителей садовых товариществ «Журавлиное», «Медуница» и «Чиста Криниця», которые стали «собирателями» участков земли на территории Киево-Святошинского района.

«Автономный бизнес» соратника Ляшко подкосил мировой кризис

Дядечко уверяет, что идеологом и локомотивом процесса выступал именно Скуратовский.

«У него была возможность заполучать землю по себестоимости, а продавать с нормальной маржой — это обычный бизнес членов земельных комиссий. Но поскольку на тот момент у Сергея не было достаточно оборотных средств для реализации сделок, а у меня только по декларациям к 2005 году проходило более $20 млн, мы начали вести совместный бизнес», — говорит банкир.

Себя Дядечко называет «казначеем» ряда совместных с депутатом проектов, где все деньги выделял исключительно он.

Параллельно Скуратовский пробовал делать и собственный «бизнес на земле». Акционер скандального «Родовида» указывает, что все риски по этой части брал на себя нынешний нардеп-радикал.

«Была еще другая тема, когда он предлагал какие-то участки земли, но они не казались мне привлекательными. Тогда Скуратовский действовал сам. Он прибегал и просил: «Сергей, мне срочно нужно $500-700 тыс: сейчас распаевывают такой-то участок, я его откупаю у главы сельсовета по 800 долларов за сотку, и у меня уже стоит покупатель по 2300. Я быстро все оформляю, перепродаю, а тебе все верну». После этого приносил полученные деьги частями, и снова брал — когда под расписку, когда под честное слово», — говорит Дядечко.

Свою благосклонность к Скуратовскому банкир объясняет тем, что к тому моменту он достаточно близко общался, доверял партнеру и дружил с ним.

Тезки приглашали друг друга на семейные торжества, а в конце 2006 года фирма Дядечко спасла от взыскания в пользу банка «ПУМБ» гостиницу Скуратовского, на возведение которой тот брал кредит.

По словам Дядечко, этот долг на сумму в 18 млн грн Скуратовский не вернул ему даже спустя двенадцать лет. Черная кошка пробежала между компаньонами аккурат перед началом кризиса 2007-2008 годов.

«Тогда у нас был договор, что он вернет мне займ в течение года, но он до сих пор не погашен… Общий долг Скуратовского передо мной — это 18 млн грн перевода на счета его ЧП «Грин-Грей» плюс $3,5 млн, которые он брал на покупку земли, где эти участки в конечном счете оставались в его распоряжении на момент начала кризиса», — подводит баланс банкир.

В судебном порядке с 2015 года он пытается добиться возврата ему малой части долгов, составляющей $536 тыс. Это единственный из траншей, в подтверждение которого Дядечко располагает распиской партнера. Он говорит, что ее своей рукой написал директор «Грин-Грея» в киевском офисе банка «Родовид» на улице Сагайдачного осенью 2006 года.

«В целом займы были разные — он брал, когда-то писал расписки, что-то возвращал, было много разных операций… Затем наступили тяжелые времена, рынок рухнул из-за кризиса. По тем землям, которые у нас остались на совместных компаниях, у меня к нему нет претензий. Но по истории долгов я хочу все вернуть», — поясняет Дядечко. И добавляет, что вплоть до осени 2014 года Скуратовский признавал свои обязательства перед финансистом.

Новая жизнь застройщика-радикала и дела судебные

На новый виток скандальные взаимоотношения партнеров вышли после того, как осенью 2014 года Скуратовский прошел по спискам политсилы Ляшко в парламент.

«Я набрал его с французского номера, и он поднял трубку. Поздравил его с избранием в парламент, и напомнил о долге, — говорит кредитор «радикала». — Он извинился и вновь попросил отсрочку. Сказал, что внес очень много денег за попадание в списки на выборах в кассу Ляшко и проход в парламент. Но знает, как быстро все это отобьет и обещал все вернуть с прибыли от стройки, которую он затеял в Софиевской Борщаговке. После чего окончательно ушел со связи».

Дядечко подал на Скуратовского в суд. Проследить ход рассмотрения его иска позволяют выложенные в открытый доступ «ухвалы».

Поначалу ситуация складывалась в пользу соратника Ляшко. Так, 13 апреля 2016 года Оболонский райсуд отказал в удовлетворении требований Дядечко, ссылаясь на пропуск им сроков исковой давности (гражданский кодекс отводит на эту процедуру не более трех лет). Затем это решение устояло в апелляции, но было «снесено» «ухвалой» ВССУ по рассмотрению гражданских и уголовных дел в июне 2017 года.

Дело было направлено на повторное слушание во все тот же Оболонский суд, где сам Скуратовский ни разу не появился на заседаниях. Его сторона по прежнему стояла на позиции, что требования банкира не подлежат исполнению ввиду пропуска им сроков исковой давности. А дополнительно — заявила свидетелем Николая Винника — экс-директора ЧСП «Шевченковское» и бывшего коллегу по депутатскому корпусу Скуратовского в Киево-Святошинском районе.

Он показал, что по состояию на сентябрь 2006 года между Дядечко и Скуратовским существовали тесные деловые взаимоотношения, — те плотно занимались бизнесом. В то же вемя деньги, о получении которых Скуратовский написал расписку, якобы передавались не нынешнему соратнику Ляшко, а как раз директору и собственнику ЧСП «Шевченковское». Мол, Винник за них должен был купить земельные участки площадью 27 га у собственников земельных паев, которые были переданы в аренду хозяйству «Шевченковское».

Мужчина заявил суду, что осенью 2006 года ему действительно привезли более $500 тысяч, которые были розданы владельцам паев на землях района. В дальнейшем эти наделы перешли в руки новых собственников, но кто был покупателем Винник затруднился сказать. И заверил, что со слов Скуратовского им должен был стать некий «банкир».

Очевидно, что под этим финансистом должен был иметься в виду Дядечко, но свидетель не заявил об этом прямо. И резюмировал, что в целом проведение сделки патронировал Скуратовский, а самого Дядечко Винник никогда не видел. Да и с тех пор прошло значительное время, и ряд деталей на сегодняшний день он уже не может вспомнить.

Своего свидетеля суду заявила и сторона банкира. Его консультант Анжела Коломиец заявила, что вплоть до 2014 года Скуратовский признавал наличие у него долгов перед Дядечко, а суммарно она насчитала не менее десяти траншей, когда нынешний нардеп занимал деньги у банкира (а в целом должен ему $3,45 млн). На этом же стоял и сам Дядечко. Также он пытался добиться возбуждения уголовного дела о мошенничестве со стороны нардепа, но Печерский райотдел полиции отказался регистрировать соответствующее производство.

Что же касается истечения сроков исковой давности по делу о долге, то сторона банкира апеллировала к трем позициям.

Во-первых, адвокаты Дядечко утверждали, что не спешили судиться со Скуратовским ввиду того, что тот признавал обязательства, и даже возвращал небольшую часть средств в разные периоды. И в целом период подачи иска не истек, так как некоторые деньги соратник Ляшко все же отдал. На этот счет суду были заявлены расписке о передачи денег Сергеем Ивановичем от 8 декабря 2009 года — на $2,5 тысяч, 28 февраля 2012 года — еще на $5 тысяч, и 18 апреля 2014 года — на $2,9 тысяч.

Во-вторых, в качестве еще одного основания для пропуска сроков сторона Дядечко заявила историю с покушением на его жизнь, ввиду чего он не более чем полгода покидал Украину в 2012 году.

Наиболее же весомым пунктом, на котором строится позиция финансиста, стала та самая расписка, написанная Скуратовским в 2006 году.

Та самая расписка Скуратовского о получении денег, источник фото: «Страна»

Согласно доводам его стороны, она была изъята среди прочих документов Дядечко во время обыска в филиале его донецкой компании «Экойл» в 2009 году. А уже после начала «русской весны», в 2015 году ее в Мариуполе адвокату финансиста Олегу Чебаненко вручил один из следователей МВД.

Заслушав позиции сторон, 11 апреля 2018 года Оболонский райсуд постановил взыскать со Скуратовского $525,6 тыс. Нардеп подал апелляцию, но проиграл ее — соответствующее решение вынес 30 октября Киевским апелляционный суд.

Ожидается, что юридическую точку в истории должна поставить кассационная инстанция. Оценку же политической подоплеке скандала о том, что застройщика его бывший партнер по сути обвиняет в том, что тот стал парламентарием за деньги, вынесет уже избиратель на предстоящих выборах.

Автор материала: Виталий Губин

Источник материала: Strana.ua

Новости партнера HPiB.life

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top